Архивы не горят...

Архивы не горят... Юбилей, которому мы посвящаем статью, — это даты рождения и смерти Хуреш-оола Кара-Саловича Дамба, завязанные судьбой в неразрывный узел: в этом году исполнилось 75 лет со дня рождения и 25 лет со дня смерти. Жизнь композитора, начавшись 20 июля 1943 года, оборвалась 25 июня 1993 года, меньше месяца оставалось до 50-летия…

Хуреш-оол Кара-Салович Дамба — представитель второго поколения национальной композиторской школы Тувы, лауреат премии ВЛКСМ, член Союза композиторов СССР. О нем написано достаточно много в различных публикациях (это помимо газетных статей в местных СМИ): в форме справочной информации — как в столичных изданиях Союза композиторов СССР 70-х годов, так и в местных изданиях Республиканской библиотеки им. А. С. Пушкина (в последнем представлена наиболее полная информация об изданных сочинениях и публикациях в СМИ); в статьях музыковедов Казанцевой, Сапельцева, Осипенко, Курченко, Кыргыс (Нурсат), Оюн, коллективном труде НГК, монографиях Карелиной, Пыльневой, опубликованных в период 1970–2010-х годов и имеющих различную направленность и формат — от небольших статей до обобщающих трудов; музыковедческий анализ ряда произведений Хуреш-оола Дамба нашел отражение в рукописных работах — дипломной работе выпускника ТКФ НГК Владимира Борисенко, в кандидатских диссертациях Галины Осипенко и Инессы Цыбиковой-Данзын, дипломном реферате выпускницы Кызылского колледжа искусств Алены Чымба, основные сферы творчества композитора представлены в докторских диссертациях Е. К. Карелиной, Л. Пыльневой; изучение жизни и творчества композитора вошло в образовательную практику: отметим рукопись учебника Галины Осипенко «Тувинская музыкальная литература», в Туве это рукописные методические разработки З. К. Казанцевой и А. Д.-Б. Монгуш — педагогов по курсу «Тувинская музыкальная литература», которые ранее вели его в Кызылском колледже искусств, раздел по тувинской музыке Зинаиды Казанцевой — в коллективной учебной программе по курсу «Слушание музыки и музыкальная литература для ДМШ и ДШИ», отразившей богатый опыт автора в преподавании тувинской музыки учащимся РШИ, а в Бурятии — это учебно-методические работы Инессы Цыбиковой-Данзын «Фортепианная музыка композиторов Тувы», предназначенные для студентов Восточно-Сибирского вуза культуры и искусства.

Парадоксально, но при всём этом… художественный мир композитора для большинства музыкантов-профессионалов и ценителей музыкального искусства Тувы по-прежнему остается «закрытым», а его личность — непонятой и по-настоящему неоценённой…

Но в 2015 году благодаря родственникам и близким композитора домашний архив Хуреш-оола Дамба нашелся. Он на протяжении двадцати с лишним лет хранился у его племянника Орлана Кара-Саловича Дамба. Они обратились в Кызылский колледж искусств, когда открывали мемориальную доску в родительском доме в с. Шуй Бай-Тайгинского района. После этого события архив был передан в кабинет тувинской музыки ККИ — в то «родное» место, где юбиляр начинал серьезное обучение музыке.

Нам пришлось убеждать племянника, что музыку Дамба должны изучать, исполнять, пропагандировать студенты и преподаватели колледжа, чтобы ноты не лежали мертвым грузом ещё многие годы. Исследователь тувинской музыки, доктор искусстоведения, доцент Новосибирской консерватории Е. К. Ка-релина обратила внимание на проблему, и под ее профессиональным руководством нам удалось раскрыть некоторые неизвестные или «недостающие» страницы из его творческой биографии (весной этого года прочитаны доклады и опубликованы статьи по этой теме на Международных конференциях в Новосибирске и Красноярске).

Для сбора материалов ценными воспоминаниями поделились ветераны культуры: З. К. Казанцева, М. А. Шавинер, В. А. Чооду, Т. Ч. Даваа, В. В. Нагорный, К. К. Ховалыг; родственники и земляки юбиляра: Орлан Дамба, Сесенмаа Хертек (Кара-Сал), Сарыг-оол Монге, Сарыг-Донгак Ким-оол, Кан-оол Чошкак; ученики по классу композиции: А. А. Медведева, Н. А. Лопсан.

Материалы, сданные в наш кабинет тувинской музыки, представляют собой рукописи, газетные вырезки, нотные тетради с записями собственных произведений, редактируемых песен чужих авторов, партии для поэмы «Моя Тува» и струнного квартета, магнитофонные бобины с аудиозаписями (сейчас оцифрованы). Также книги и ноты из личной библиотеки, официальные документы и фото. Среди личных нот: том сонат Моцарта, том сонат Прокофьева, 24 прелюдии и фуги Шостаковича — то, что ценил и периодически проигрывал на фортепиано. Игил, на котором играл Хуреш-оол Дамба, сделанный его отцом, теперь требует реставрации (хранится у Орлана Дамба). Каждый листок бумаги свидетельствует о прожитых моментах, которые раскрывают недостающие факты из жизни композитора, помогая оценить все грани способностей и дарований, отшлифованные через старания и труд и соединившиеся в одно гармоничное целое — такова суть творческой личности.

По новым архивным материалам выявляются малоизвестные стороны жизненного пути и ранее неизвестные сочинения Хуреш-оола Дамба. Он составил свою краткую автобиографию (рукопись 84-го года на 2-х листах на тувинском языке, которая является новым документом для уточнения фактов жизни и творчества). Периодически выступал на Гостелерадио — есть сценарий программы о творчестве А. Н. Аксёнова (4 апреля 84-го года вел радиопередачу в честь 75-летия со дня рождения композитора), также готовил передачу о детских песнях. Таким образом, он пропагандировал на широкую аудиторию суть композиторского труда. Реализовывал себя в качестве музыковеда — исследовал и подготовил лекцию по творчеству композитора Владимира Токи, периодически печатал свои статьи в местных газетах.

 Пробовал себя в качестве руководителя женского вокального ансамбля пединститута (сохранилось заявление от 84-го года). Давал частные уроки игры на фортепиано, а также консультации самодеятельным композиторам (есть черновик объявления и калькуляция). Работал заведующим музыкальным сектором республиканского научно-методического центра народного творчества и культурно-просветительской работы (РНМЦ) — есть заявление об отпуске от 84-го года. Показал себя патриотом фолькло-ра — есть рукопись доклада на двух листах о народной музыке; записывал у информаторов полевые материалы: в исполнении Борбака мелодия на хомусе, мелодии народных песен («Кошкун арат», «Уран чогаал», «Теве-Хая» и т. д.).

Очень интересно, что Хуреш-оол Дамба мог бы стать научным сотрудником — он переписывался с кем-то во время совещания: сохранился листок, где собеседник порекомендовал композитору работать в секторе фольклора ТНИИЯЛИ. Дамба выражает желание: «Я думаю, что эта работа мне подойдет. Здесь не вижу результатов своего творческого роста». Вопрос: «С вышестоящим руководством поговорили?» Ответ Дамба: «Ю. Аранчын зовет меня к себе», ответ: «Хорошо. Вперед!» Жаль, что трудно уточнить год данного разговора.

Среди документов — акт 76-го года о приёмке для репертуара Кызылского училища искусств ранее нам неизвестной «Сюиты для фортепиано» в шести частях. Также неизвестный ранее «Второй концерт для симфонического оркестра» в трех частях упоминается автором в перечне произведений за 85-й год. Черновые записи тем «Шествия масок», «Йорээл ыры» свидетельствуют о неосуществленных проектах, вероятно, сценических.

К тексту песен он относился тщательно, всегда искал хорошие стихи (собирал вырезки из газет, одна его статья специально посвящена этому вопросу). Дружил с тувинскими писателями (есть письмо Оолета Чимита от 7 мая 93-го года, который послал два стихотворения — автор просит написать мелодию к ним, дает полноценное право изменить, убрать или дополнить слова на свой лад) — к сожалению, через месяц композитора не стало.

Из документальных свидетельств и воспоминаний современников, как из кусочков мозаики, складывается портрет личности композитора — патриота своей родины, который видел жизненный долг в том, чтобы, получив профессиональное образование, служить людям творчеством, писать красивую, достойную музыку, просвещать и развивать музыкальное искусство в Туве. Идеалом служило мастерство великих музыкантов, а трудолюбие и требовательность к качеству своей работы он впитал с ранних лет на примере родителей.

Показательны воспоминания земляка Сарыг-оола Монге, который высказался по поводу песен Дамба: «Твои красивые песни разнеслись среди народа. Очень отрадно. Но пойми правильно, почему-то они сложноваты для меня, а нельзя ли как-то попроще написать?

— Кто достиг высот в каком-либо деле или искусстве, не стоит опускаться. Нужно держать тот уровень.

Он был прав, разговор запомнился».

Очевидно, что творческая биография и произведения Хуреш-оола Дамба нуждаются в более детальном исследовании, а его вклад в тувинскую музыкальную культуру еще предстоит в полной мере оценить.

Ульяна МОНГУШ,
преподаватель Кызылского колледжа искусств,
кандидат филологических наук

Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

Добавить комментарий!


ОФИЦИАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ РЕСПУБЛИКИ ТЫВА ВЕРХОВНЫЙ ХУРАЛ (ПАРЛАМЕНТ) РЕСПУБЛИКИ ТЫВА ГОССЛУЖБА РЕЗУЛЬТАТЫ НЕЗАВИСИМОЙ ОЦЕНКИ
МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОД Экологии ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ФЦП КУЛЬТУРА РОССИИ (2012-2018 ГОДЫ)
ПОРТАЛ ОТКРЫТЫХ ДАННЫХ РЕСПУБЛИКИ ТЫВА ПОРТАЛ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УСЛУГ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОРТАЛ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОРТАЛ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ РОССИИ